Grazhdaninpoet.ru




  • >> На виновника пожара в поезде Владивосток - Совгавань завели два уголовных дела

  • >> Захватчик банка в Белгороде заявил, что за поступок ему не постыдно




Террористов будут судить лишь в Москве и Ростове-на-Дону

Террористы и их пособники совсем растеряют право на трибунал присяжных. Уголовные дела о терроризме, захвате заложников и самолетов, вооруженном
мятеже и насильственном захвате власти, о общественных призывах к террору и
оправдании его выведут из юрисдикции республиканских, краевых,
областных, городских и окружных судов. Они будут подсудны лишь Столичному и Северо-Кавказскому (город Ростов-на-Дону) окружному военному суду. Подобающую поправку в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) комитет Госдумы по сохранности рекомендовал к принятию при рассмотрении во 2-м чтении пакета антитеррористических законопроектов.

Согласно поправкам, каждое такое дело в 2-ух указанных военных инстанциях будут разглядывать три судьи федерального значения. Вариант с одним судьей и коллегией присяжных не будет предусмотрен.

Уже сейчас, согласно УПК, присяжные не могу разглядывать дела по ст. 205 («Террористический акт») Уголовного кодекса России. Но это не коснулось неких остальных преступлений, связанных с терроризмом. В УК их много: содействие террористической деятельности, роль в схожем обществе и др.

Как пояснили «Известиям» в аппарате комитета Госдумы по сохранности и противодействию коррупции, создатели законопроекта ставили цель совсем исключить возможность суда присяжных по делам о терроре. Эти преступления различаются особенной угрозой. К тому же известны случаи, когда присяжные под давлением оправдывали обвиняемых.

В прошедшем году Трусовский райсуд Астрахани приговорил к 5 годам лишения свободы Татьяну Царегородцеву - присяжного заседателя областного суда. По данным следствия, в 2005 году она за взятку посодействовала оправдать организаторов взрыва на местном рынке.

В феврале сегодняшнего года в Суровом присяжные оправдали троих обвиняемых, напавших на служащих милиции. Опосля приговора глава Чечни Рамзан Кадыров отметил, что посреди присяжных было девять дам и никто из их не имел юридического образования.

- Есть сведения, что на их оказано
психологическое действие. Анализ свидетельствует, что судья
и другие участники процесса не приняли подабающих мер для доведения дела
до вынесения адекватного содеянному приговора, - заявил глава Чечни. - Я убежден, что разглядывать подобные дела с ролью присяжных еще преждевременно. Ранее схожим образом оправданные трибуналом присяжных боевики в тот де день ушли в лес для роли в совершении новейших преступлений.

По мнению неких правозащитников, предлагаемые конфигурации подсудности не согласуются с федеративным устройством страны.

- Это недоверие местному судейскому обществу, - заявил правозащитник
Лев Пономарев. - Сейчас страна на уровне субъектов имеет права решать
вопросцы терроризма, а сейчас регионы лишают данной нам способности.

По его словам, запугать либо подкупить 1-го судью проще, чем трибунал присяжных. В
качестве примера мировой практики рассмотрения антитеррористических
дел в гражданских судах по месту совершения преступления правозащитник
приводит трибунал над братьями Царнаевыми в США.

- Никто не тащит их в Вашингтон, дело разглядывает бостонский судья и трибунал присяжных, - заключил Пономарев.

В то же время большая часть профессионалов убеждены, что поправки нужны.

Президент Интернациональной контртеррористической тренинговой ассоциации Иосиф Линдер считает, что перевод дел о терроризме в военные суды закономерен и оправдан.

- Во всех антитеррористических операциях участвуют сотрудники ФСБ, особых и скрытых подразделений внутренних войск. Это люди в погонах. И все судебные дела о терроре должны быть переданы военным прокуратурам и судам, - заявил он.

Линдер убежден, что выбор округов связан с тем, что конкретно в Москве и на Северном Кавказе накоплен наибольший опыт по раскрытию схожих преступлений.

- Еще до революции такие дела были в ведении военно-полевых судов. Сейчас же перевод дел в Столичный и Северо-Кавказский окружные военные суды связан с индивидуальностью антитеррористических дел, которые имеют военно-юридическую составляющую, - отмечает он.